Петиция чейндж орг – Почему не надо подписывать петиции на change.org

Home  /   Петиция чейндж орг – Почему не надо подписывать петиции на change.org
Петиция чейндж орг – Почему не надо подписывать петиции на change.org

ПОЧЕМУ НЕ НАДО ПОДПИСЫВАТЬ ПЕТИЦИИ НА CHANGE.ORG

Кроме того, механизм работы Change.org допускает накрутку голосов, так как привязка идет к странице в социальной сети.

Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию.

Мало того, что они её продают налево, и могут от Вашего имени заспамить Вашу же фейсбучную ленту — так они ещё и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы.

Проект, действующий до такой степени за рамками элементарных понятий о сетевой этике, ни в коем случае нельзя использовать для публичной общественной деятельности.

Когда человека, который по Вашему призыву подписал письмо в защиту угнетённых, сразу начинают заваливать коммерческим спамом из США — это может дискредитировать в его глазах любую правозащитную деятельность.

Подписи, на которые обязаны реагировать, собираются на государственном сайте www.roi.ru. — Сервер «Российской общественной инициативы». Принцип тот же — сбор голосов за ту или иную инициативу.

Но при этом каждая подпись на этом сайте имеет юридический вес, так как для регистрации необходимы паспортные данные, а именно регистрационный аккаунт на портале государственных услуг www.gosuslugi.ru Личный кабинет там на данный момент имеют около четырех миллионов россиян. Для активации необходимы паспортные данные и СНИЛС.

Если Вас не устраивает сервер «Российской общественной инициативы»,  имеющий два бесспорных достоинства (он официальный, так что власть обязана реагировать, и все подписи под петициями там подтверждаются государством), то в России также существует немало других значимых площадок для сбора подписей — без спама, без подстав, но с той или иной степенью верификации подписантов.

На платформах социальных медиа тоже существует возможность мобилизовать пользователей в поддержку той или иной инициативы — куда успешней, чем на площадке какого-то мутного делавэрского стартапа.

Я твёрдо убеждён, что любая публичная деятельность должна быть эффективной и ответственной.

Сбор подписей на Change.Org не отвечает ни одному из этих требований.

Думайте кто и куда вас ведет, призывает, не будьте баранами…
______________
Vik. КОНТ

ok.ru

Почему не надо подписывать петиции на Change.Org

В последние дни заваливают меня ворохом призывов подписывать разнообразные петиции на сервере Change.Org. Только сегодня с утра получил в личку на Фейсбуке два таких призыва на совершенно разные темы.

Отвечаю всем сразу.
Я никогда не подпишу никакую российскую петицию на этом сервере.

По двум очень простым причинам.

Во-первых, ни одно российское ведомство, учреждение или должностное лицо по закону вообще не обязано обращать внимание на подписи, размещённые неустановленными лицами на частном коммерческом сервере, расположенном в штате Делавэр, США. Точно так же, как никакое американское должностное лицо не обязано реагировать на петиции, поданные китайцами на китайском голосовательном сервисе.

Это соображение (про юрисдикцию) можно было бы оспаривать, называть казуистическим или несущественным, если б речь шла о реально влиятельных в России зарубежных площадках — таких, как Фейсбук, например, или Твиттер. По факту мы можем вспомнить немало примеров, когда информация, опубликованная в этих соцсетях, вызывала те или иные реакции со стороны российских госорганов. В практике Change.org подобных примеров за 8 лет существования площадки не наблюдалось. То есть этот инструмент — ровно такой неэффективный, каким он и должен быть, с учётом статуса платформы (и отсутствия на ней любых инструментов идентификации пользователей-подписантов).

Во-вторых, сам по себе Change.Org — проект в высшей степени отстойный, спаммерский и корявый.
В одной только Википедии список претензий к нему американских пользователей насчитывает 5 разделов. Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию. Мало того, что они её продают налево, и могут от Вашего имени заспамить Вашу же фейсбучную ленту — так они ещё и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы.

Проект, действующий до такой степени за рамками элементарных понятий о сетевой этике, ни в коем случае нельзя использовать для публичной общественной деятельности. Когда человека, который по Вашему призыву подписал письмо в защиту угнетённых, сразу начинают заваливать коммерческим спамом из США — это может дискредитировать в его глазах любую правозащитную деятельность.

Если Вас, как и меня, не устраивает сервер «Российской общественной инициативы», имеющий два бесспорных достоинства (он официальный, так что власть обязана реагировать, и все подписи под петициями там подтверждаются государством), то в России также существует немало других значимых площадок для сбора подписей — без спама, без подстав, но с той или иной степенью верификации подписантов. Например, есть известный механизм сбора подписей на площадке «Новой газеты». На платформах социальных медиа тоже существует возможность мобилизовать пользователей в поддержку той или иной инициативы — куда успешней, чем на площадке какого-то мутного делавэрского стартапа.

Я твёрдо убеждён, что любая публичная деятельность должна быть эффективной и ответственной.
Сбор подписей на Change.Org не отвечает ни одному из этих требований.

timeskhan.livejournal.com

Влияют ли на что-нибудь петиции на Change.org?

Конечно! Все, правда, зависит от того, какие петиции вы подписывали, но то, что благодаря инициативам, начатым пользователями Сhange.org, происходит огромное количество положительных изменений — это факт. Например, то, что россияне теперь беспрепятственно могут посещать своих близких в реанимации — во многом заслуга Ольги Рыбковской из Омска. Она не просто создала петицию, которая вызвала отклик у сотен тысяч людей, она еще и организовала подписантов, нашла среди них специалистов, которые помогли разработать пакет документов для допуска. Вокруг нее образовалось сообщество людей, не готовых отпускать эту тему без какого-то сдвига. А когда актер Константин Хабенский поднял эту тему на Прямой линии с президентом и Владимир Путин распорядился разобраться с вопросом, то все стало двигаться еще быстрее. Теперь россияне могут беспрепятственно посещать близких в реанимации, а Минздрав, например, имеет верифицированный аккаунт на Сhange.org и очень оперативно реагирует на вопросы пользователей.

Таких примеров много. Если говорить о статистике, то в среднем только по России как минимум одна петиция достигает поставленного результата. Антон Туляков, инвалид по зрению из Петербурга, добился от ВКонтакте доступности сайта для слабовидящих, депутат ГосДумы Любовь Духанина с помощью петиции добилась возвращения городских летних лагерей, Ольга Петина из Самары смогла сделать так, чтобы детей в школьных столовых города перестали делить на “бедных” и ”богатых”. Таких историй — множество.

Из того, что буквально произошло за последние несколько дней — остановка вырубки 20 гектаров леса в Ярославской области, успешная петиция Совета Солдатских Матерей об оказании медицинской помощи солдату-срочнику, прекрасная история о том, что благодаря петиции, обращенной Marks&Spencer, теперь в России будут продавать специальное белье для детей-инвалидов.

Я бы посоветовал вернуться к петициям, которые вы подписывали, и посмотреть, есть ли под ними обновления. Авторы, хорошо работающие с петициями, всегда держат своих подписантов в курсе развития событий. Вы также можете просто следить за последними победами и новостями на главной странице Change.org и на наших страницах в соцсетях. Уверен, некоторые из поддержанных вами инициатив, привели к положительным изменениям.

thequestion.ru

Почему я не подписываю петиции на Change.org

Достаточно часто в ленте Facebook или иных социальных сетях сталкиваешься с предложениями подписать ту или иную петицию.  И в большинстве случаев я этого не делаю даже в тех случаях, если с самим посылом обращения более чем согласен. Все дело в площадке, на которой петиция размещена.

Сегодня существует два сайта, на которых публикуются все подобные обращения – РОИ (Российская общественная инициатива) и Change.org. Последний звучит в СМИ значительно чаще и существенно громче. Достаточно вспомнить петицию с требованием распустить сборную России по футболу, которую за несколько дней подписали более 700 тысяч человек, о чем сообщили практически все медиа. А еще были петиции о массовой гибели животных в приюте (более 300 тысяч подписантов), требование, чтобы Минздрав разрешил навещать больных в реанимации (более 350 тысяч подписей) и даже обращение к компании «Мегафон», чтобы та ввела обязательное подтверждение платных подписок, которые всех изрядно раздражают (петиция не набрала даже 100 тысяч голосов, но требование было услышано сотовым оператором).

Но понятно, что это не все петиции, что были опубликованы на этих площадках. По данным, которые можно найти на сайтах, на РОИ размещено 8200 инициатив, на Change.org, действующих по всему миру, говорят о 18 тысячах результативных петиций и 150 миллионах пользователей.

Говорит ли это о том, что одна площадка лучше, а другая хуже? Или о том, что кейсы на РОИ менее жизненные, или о том, что петиции с Change.org лучше раскручивают?

И да, и нет.

Чем удобен Change.org? На этой площадке можно существенно проще и быстрее авторизоваться – достаточно иметь учетную запись в Facebook. После нехитрой авторизации появляется возможность голосовать и создавать петиции. Что важно — создать петицию можно сразу: зашли на сайт, заполнили несколько полей и нажали «опубликовать». Петиция готова. Теперь ее можно шерить в соцсетях, есть шанс, что она попадет в еженедельную почтовую рассылку ресурса.

С РОИ все сложнее. Чтобы авторизоваться на этой площадке необходимо иметь учетную запись на портале Госулуги. Получить ее могут только граждане России, обладающие СНИЛС (зеленой карточкой Пенсионного фонда). Если вы думаете, что, будучи гражданином нашей страны и обладая СНИЛС, вы сможете сразу начать публиковать собственные инициативы, то глубоко заблуждаетесь. Вы действительно сможете голосовать за уже размещенные на площадке инициативы, но лишь подавать заявки на размещение новых. После того, как заявка будет отправлена, ее рассмотрят модераторы и оценят на соответствие правилам – это займет не более двух месяцев. После чего (если все  в порядке) ваша инициатива будет опубликована на портале и за нее можно будет начать голосовать.

Ужасно, да?

И вновь — и да, и нет.

Когда мы создаем петицию, важно понимать, что мы хотим получить в конце. На какой результат мы рассчитываем? 

Возьмем последний случай – гибель детей на озере в Карелии. После этой трагедии и визита Павла Астахова с разговором по душам к одному из выживших подростков в больницу на Change.org была создана петиция за отставку детского омбудсмена. Понятно, что на РОИ она бы появилась (если бы появилась) в лучшем случае через месяц. К тому моменту эмоции пошли бы на спад и число подписантов было бы существенно меньше. Мы все обитаем в Интернете и понимаем, что инфоповод здесь живет считанные дни, каким бы трагическим он не был. Достаточно вспомнить, что с момента гибели детей уже случились «футболисты-с-шампанским» и флешмоб #янебоюсьсказать о пострадавших от насилия женщинах.

В итоге петицию против Астахова на Change.org подписали более 150 тысяч человек.

Помните, как отреагировал Павел Астахов?

«Change.org зарегистрирован в Сан-Франциско, мы будем теперь на американских сайтах общественное мнение выражать? Туда заходит большое число электронных ботов, там не нужно регистрироваться», — цитата по Lenta.ru.

И формально Астахов прав.

Допустим в регистрации домена на GoDaddy нет ничего криминального, как ничего нет криминального и в хостинге за пределами России. У меня самого почти все личные проекты хостятся за пределами нашей страны – это просто экономически выгодно.

Регистрация через аккаунт в соцсети и возможность голосовать гражданам других стран по внутрироссийским вопросам – это уже серьезная проблема. Регистрировать ботов и накрутить голосование легче легкого. Ну а мнение иностранцев о процессах внутри страны я рад выслушать, но давать право голоса не готов при всем своем космополитизме.

Но это эмоции, по факту же важно то, что голосование на Change.org дает разве что медийный эффект, но никак не включено в систему и тот же Павел Астахов при желании может смело его проигнорировать, рассказав про «регистрацию в Сан-Франциско» и публикации на «зарубежных серверах». Теперь есть и новая любимая причина — якобы голосуют граждане Украины.  Мог же попросту ничего не сказать. Мало ли что на заборе написано или у кого-то в Facebook – значимость сопоставимая. И чиновнику за это ничего не будет.

С РОИ история другая. И называется она Указ Президента РФ от 4 марта 2013 г. N 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива».

К Указу прилагаются «Правила рассмотрения общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива»»

В Правилах много протокольных слов, для нас же важнейшими являются пункты 19 и 24.

«Общественная инициатива, получившая в ходе голосования необходимую поддержку, направляется в электронном виде уполномоченной некоммерческой организацией в экспертную рабочую группу соответствующего уровня (федерального, регионального или муниципального) для проведения экспертизы и принятия решения о целесообразности разработки проекта соответствующего нормативного правового акта и (или) об иных мерах по реализации данной инициативы».

«По результатам рассмотрения общественной инициативы экспертная рабочая группа в срок, не превышающий двух месяцев, готовит экспертное заключение и решение о разработке соответствующего нормативного правового акта и (или) принятии иных мер по реализации инициативы».

И понятно, что в рамках рассмотрения инициатив, опубликованных на РОИ, на каждом этапе у чиновников есть масса возможностей признать ту или иную нецелесообразной. И этими возможностями регулярно пользуются. Но рассмотреть обязаны. 

Система – хорошая или плохая – существует, как бы мы к ней не относились. И подписывая петиции на РОИ вы ставите перед ней юридически оформленные задачи, на которые система умеет реагировать. И если чиновник не отреагирует, то есть надзирающие органы. Да-да, в том числе прокуратура.

Подписывая же петиции на Change.org вы создаете эмоциональный информационный шум. Иногда этого достаточно, но чаще – нет. И весь пар уходит в свисток.

А меня раздражает свист.

www.dgl.ru

Как создать петицию на Change org, опубликовать в интернет и привлечь пользователей

Вам небезразличны какие-то процессы, происходящие в стране? Вы хотите выразить и отстоять свою позицию по какому-либо вопросу? Наконец, Вы хотите, чтобы к Вам прислушались власти? Вам поможет сайт change.org, на котором Вы можете создать петицию в режиме онлайн или отдать свой голос за какую-либо из актуальных. Как это сделать — мы и рассмотрим в данной статье.

Что такое change org

Сhange.org – это онлайн площадка, где любой человек может начать свою гражданскую кампанию по сбору подписей под петицией на ту или иную тематику. Это абсолютно бесплатно.

На настоящий момент число участников сервиса насчитывает более 150 млн (!) человек по всему миру. Если Ваша гражданская позиция найдет отклик в других людях, то Вы без сомнения сможете добиться желаемого результата. Примеров успешных петиций тысячи, вот некоторые из них:

  • Ольга Рыбковская добилась от Минздрава предоставлять родным доступ в реанимацию.
  • Bank of America заставили отказаться от новой ежемесячной платы в $5 за использование его дебетовых карт для покупок.
  • McDonald’s заставили прекратить использование пасты из обрезков говядины.
  • Модный журнал Seventeen Magazine больше не редактирует девушек-моделей в Photoshop.
  • «Мегафон» заставили ввести обязательные СМС-подтверждения платных подписок и др.

А это еще одна из реальных успешных петиций, которая поможет Вам глубже понять суть данного проекта… Восьмилетний мальчик Шон Форсит страдает аутизмом. Его лучшим другом является собака лабрадор по кличке София. София помогает Шону адаптироваться в окружающем мире и не чувствовать себя одиноко.

Администрация школы запрещает мальчику приводить на занятия своего друга, из-за чего тот не может ходить в школу и получать образование вместе с остальными… Петицию с просьбой разрешить Софии присутствовать на уроках вместе с Шоном подписало более 60 тыс. человек и они вместе добились поставленной цели!

Проект был запущен в начале 2007 года, и с тех пор развивается стремительными темпами. Каждый месяц здесь появляется более 10 тыс. петиций от пользователей со всех стран мира.

Как создать петицию на change org

Политика сервиса такова, что абсолютно любой человек, вне зависимости от возраста, национальности и места проживания, может написать онлайн петицию с требованием восстановить справедливость по тому или иному вопросу либо требованием социальных перемен. Петиции не анонимные — имя автора (того, кто её создал) всегда указано под заголовком:

Прямо на главной странице change.org есть большая красная кнопка «Создать петицию» — кликайте на неё:

Рекомендую заранее пройти регистрацию на сервисе. Если не зарегистрироваться сразу, все равно на одном из этапов придется это сделать.

Дальнейший процесс разбит на 4 этапа (каждый сопровожден подсказками системы):

  1. Написать название петиции
  2. Указать кому адресовано послание (человек или организация, которая может повлиять на решение проблемы)
  3. Описать проблему как можно подробнее. От этой информации зависит то, насколько другие участники сервиса захотят поддержать Вас и оставить Вам свой голос
  4. Загрузить фото или видеоматериалы по Вашей проблеме.

На следующем этапе система предложит просмотреть созданную Вами петицию в том виде, как её увидят другие пользователи. Если что-то надо добавить, нажимайте кнопку «Редактировать», если всё в порядке – «Опубликовать».

Продвижение петиции и сбор подписей

Создание петиции – это лишь первый шаг на пути к успеху и реализации цели. Вам надо добиться того, чтобы её увидело и подписалось как можно большее число людей. Делитесь своей петицией в социальных сетях, отправляйте ссылку на неё на сайте change org своим друзьям по электронной почте, в скайпе, ватсап, вайбере и пр. Просите их тоже поделиться в свою очередь со своими друзьями и т.д. Будьте активными и ни в коем случае не останавливайтесь!

Как собрать максимум подписей под своей петицией, как привлекать к ней внимание людей и пр. –   рассказал координатор кампаний «Change.org» в Восточной Европе и Центральной Азии Дмитрий Савелов:

Если изложенные Вами требования будут действительно справедливы, то Вы несомненно получите поддержку тысяч людей и заставите прислушаться к своему мнению, потому что резонанс от таких петиций возникает действительно большой!

Приведем пример… На change org сейчас активно идет сбор подписей под петицией против Божены Рынски. Участники компании требуют лишить Божену гражданства РФ из-за её высказываний по поводу трагедии с самолетом Ту-154. Всего за несколько дней под петицией подписалось более 60 тыс. человек!

Как подписать петицию на change org

Подписать петицию может любой зарегистрированный пользователь. Если не хотите, чтобы Ваша фамилия и имя отображались под подписанной петицией, снимите галочку с соответствующей опции и нажмите кнопку «Подписать»:

Ваш голос будет учтен наравне с тысячами и десятками тысяч единомышленников и система предложит пригласить подписаться Ваших друзей из социальных сетей. Вы также можете просто скопировать ссылку на петицию и отправить её друзьям по электронной почте, скайпу и пр.

Глядя на данный сервис, невольно начинаешь по-новому воспринимать слова: в одиночку мы ничто, а все вместе мы сила. Только вместе, своими собственными усилиями мы способны что-то изменить в мире. Даже если ничего из этого не выйдет, мы всегда сможем сказать сами себе в утешение: «Я хотя бы попытался и сделал всё возможное. Большее было не в моих силах…».

Насколько эффективны петиции?

Работают ли созданные на change org петиции и эффективны ли они? Несомненно. Тысячи успешных кампаний, в том числе и в странах СНГ, как нельзя лучше свидетельствуют об этом. Упомянутый ваше Дмитрий Савелов утверждает: «В России как минимум одна петиция в день добивается поставленного результата».

Конечно собранные на подписи change org не имеют юридической силы, но мнение выраженное таким образом десятками тысяч граждан, несомненно имеет определенное влияние на органы власти. Проблемы, затронутые в петициях, часто получают большой общественный резонанс в СМИ, который власти просто не могут игнорировать ибо за каждой подписью, пусть и электронной, стоит реальный человек, требующий прислушаться к своей позиции и готовый поддержать автора петиции!

webtous.ru

Есть ли смысл подписывать петиции в Интернете?

Каждую неделю любому мало-мальски активному пользователю Интернета приходит несколько предложений поучаствовать в опросах, оказать помощь, подписать какие-то петиции и дать денег. Куда идут затем эти подписи? Может ли небольшая группа людей оказать большую помощь и как это сделать? Работают ли интернет-ресурсы как реальная общественная сила, или же Сеть обречена стать площадкой для бесконечных разговоров? Во всём этом разбирался корреспондент «Правмира».

Дело не в подписях

Если вы или ваши друзья когда-нибудь подписали хоть одну петицию, с большой долей вероятности вам станут приходить приглашения делать это и дальше на Change.org.

По первому впечатлению, сайт, где подписи собираются тысячами, должен представлять собой что-то вроде предвыборного штаба, где десятки людей проверяют подписные листы, сортируют их и коробками доставляют, например, в ГосДуму.

Так думали и мы. Немного смущало, правда, что на сайте, в отличие от бланка в поддержку, например, депутата, не надо расписываться лично, оставлять адрес и паспортные данные. То есть, согласно существующим законам, подписи, оставляемые гражданами на портале, не имеют юридической силы. Но тогда зачем же там подписываться?

И каково же было наше удивление, когда выяснилось, что подписи с портала… вообще никуда не идут.

Ну, то есть, автор петиции, конечно, может распечатать имена и фамилии всех, кто его поддержал, и лично принести этот список нарушившему его права адресату – например, чиновнику. Держатели ресурса даже утверждают, что такая мера применяется часто, и что она эффективна. Но факт остаётся фактом – подписи на портале никто не проверяет, чаще всего их сбор – вообще лишь первая часть работы.

Что дальше? Давайте обо всём по порядку.

Мы ждём перемен

Истории создания гражданских платформ чем-то напоминают сказки.

Однажды в 2007 году два студента Стэнфордского университета Бэн Рэттрей и Марк Димас задумали создать блог о правах человека и социальной несправедливости.

Со временем, однако, выяснилось, что просто обозначать проблемы недостаточно. Нужно найти ещё какой-то инструмент для их решения. Так возникла платформа для онлайн-петиций и гражданских кампаний Change.org.

Сегодня она работает на одиннадцати языках в ста девяноста шести странах мира и объединяет более восьмидесяти миллионов пользователей.

Основатель платформы Бэн Рэттрей

Как это работает?

И при этом петиции – это только внешняя часть работы платформы.

Рассказывает Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»:

«Петиции не только позволяют собрать подписи, но делают нечто более важное – они объединяют в одном месте людей, которым небезразлична какая-то общая проблема. После эти люди могут работать вместе, договариваться о том, как они смогут добиться нужного внимания от адресатов петиции (властей, компаний, организаций).

То есть, сбор подписей – это, зачастую, только первый шаг. Далее следует работа с подписчиками, которую осуществляет автор петиции, организуя различные онлайн и другие акции, общаясь с прессой и так далее».

Таким образом, подписывая петицию, человек на самом деле лишь подтверждает свой интерес к той или иной проблеме. При этом он оставляет в системе свой электронный адрес; можно также поставить галочку напротив просьбы держать его в курсе ситуации. Тогда на электронную почту приходят извещения, в том числе, о разных мероприятиях, устраиваемых авторами петиции. Понятное дело, ходить или не ходить на них, человек выбирает сам.

На события, интерес к которым проявило большое количество людей, охотно обращает внимание пресса. Кроме того, в форме для создания петиции есть опция «вставить e-mail адресата» – то есть, учреждения, чиновника или компании, от которых зависит решение проблемы. Тогда система время от времени высылает на этот адрес информацию о количестве подписантов и их требованиях.

Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»

И всё же, основная задача «Chang’а» – координация людей.

«Количество подписей на самом деле имеет не такое уж важное значение. Большую роль играет то, как участники кампании организуют саму работу.

Мы помогаем организациям, которые ведут свои кампании для позитивных перемен, найти потенциальных участников среди наших пользователей. По сути, мы – Youtube социальных кампаний», – говорит Дмитрий Савёлов.

То есть, получается, смысл деятельности портала – координация совсем не виртуальных действий активистов и сочувствующих. А эффективность одного только сбора подписей не так уж и велика.

Модераторы и деньги

Понятно, что каждый Интернет-ресурс должен на что-то существовать. Однако размещение петиции на Change.org бесплатно.

Так же, как и настоящий YouТube, «YouТube социальных кампаний» иногда показывает своим пользователям петиции спонсоров. Правда, в российском сегменте такой опции пока нет.

А вот вопрос с модерацией создатели ресурса решили оригинально. Платформа заявляет о своей открытости и нейтральности, поэтому петиции с неё в целом удаляют редко. Хотя в том случае, если создатель обращения пропагандирует насилие, дискриминацию, угрожает какому-то человеку, может быть поставлен вопрос об удалении его сообщения и блокировке автора.

Обращения на портале, конечно же просматривают. Однако, поскольку над поддержанием всей огромной платформы работает, в общей сложности, около двухсот человек, организаторы очень благодарны за сообщения о содержании петиций рядовым пользователям.

Список побед и сражений

На сегодняшний день платформа Change.org была местом проведения многих успешных кампаний. В феврале 2013 года здесь собирали подписи за сохранение 31 больницы (с отделением онкологии и гематологии) в Санкт-Петербурге.

В июле 2014 после многочисленных обращений и митингов московские власти решили оставить на месте Шуховскую башню.

После почти года митингов, обращений в прокуратуру и телепередач в октябре 2014 были выделены деньги на ремонт специализированного олимпиадного научного центра (школы «СОлНЦе») в Казани, который ранее власти хотели закрывать.

Сейчас на портале размещены петиции в поддержку 11 больницы города Москвы (с отделением рассеянного склероза), которую власти хотят продать, а врачи просят перепрофилировать в центр паллиативной медицины.

Есть здесь и петиция в поддержку врача Алевтины Хориняк.

Из огня…

История возникновения другой сетевой гражданской платформы больше напоминает декорации к фильму ужасов.

В 2010 году окрестности Москвы горели. Москвичи формировали отряды добровольцев и выезжали на пожары, кто-то собирал вещи для погорельцев. Понятно, что все эти процессы надо было как-то координировать.

Тогда в ЖЖ Григория Асмолова появилась запись о существовании Интернет-платформы Ushahidi.

Рассказывает модератор портала «Виртуальная рында» (rynda.org) Глафира Паринос:

«В чём принцип этой платформы? Это такое соединение людей, которым нужна помощь, и людей, которые могут её оказать. То есть, там есть две кнопки «нужна помощь» и «хочу помочь».

Модераторами стала группа очень разных людей. Гриша написал у себя в ЖЖ: «Нужны модераторы». Откликнулась его подруга Настя. Она тоже написала у себя в ЖЖ. Меня очень долго не было в Москве, я тогда вернулась где-то шестого августа, случайно увидела её пост.

Я приехала к ней домой, там были какие-то незнакомые люди. Мы не совсем понимали, что должны делать. Было понятно только, что есть большой поток просьб о помощи и достаточно большое количество людей, которые хотят эту помощь оказывать, но не знают, как. И, соответственно, вот этой координацией и логистикой мы начали заниматься».

Постепенно к модерации стали подключаться россияне, живущие в разных странах – разных часовых поясах. Так что очень быстро работа портала стала круглосуточной. А потом пожары начали стихать. И тут организаторы с удивлением обнаружили, что поток обращений, хоть и стал меньше, совсем не иссякает.

Тогда история о пожарах превратилась в историю о холодах.

Глафира Паринос, модератор портала «Виртуальная рында»

…в холод

«Из «помогите, мы горим» это превратилось в «дом сгорел, очень холодно, нет тёплой одежды».

Тогда вместе с «Новой газетой» мы сделали проект «Холода.Инфо». Мы вытаскивали истории вроде «в Красноярске неделю нет отопления, и люди замерзают в домах». Журналисты брали истории с нашего портала, пытались их раскрутить.

Просто холода – это такая ситуация, когда практически невозможно что-то сделать самим. Пожар можно потушить своими руками – подключить отопление в доме, если где-то прорвало трубу, невозможно. Можно помочь тёплыми вещами, такая небольшая работа по координации тоже была. Но, в целом, проект был информационный», – рассказывает Глафира Паринос.

Потом была ещё авария на японской электростанции Фукусима, и организаторы пытались скоординировать тех жителей Дальнего Востока, у которых были дозиметры, с теми, у кого их не было.

И стало понятно, что создавать каждый раз новую карту и заново её раскручивать, нет смысла. Тогда платформа осталась одна – «Виртуальная рында».

«В рынду бей!»

Рассказывает Глафира Паринос:

«Мы – некоммерческая инициатива и даже не зарегистрированы как юрлицо. Просто в свободное время несколько человек поддерживают портал. Есть общий скайп-чат, есть модераторы, которые занимаются порталом более-менее регулярно – кто-то реже, кто-то чаще.

Просьбы о помощи поступают ежедневно, а не только во время кризисов. Мы стараемся распространять информацию о том, что кто-то находится в беде, за исключением финансовых ситуаций. Поскольку проверить их очень сложно, а нам совсем не хочется нести ответственность за чьи-то махинации, финансовой помощью мы не занимаемся.

Человек, который хочет помогать, просто заходит на наш сайт, регистрируется и указывает, какие темы ему интересны. Например, он хочет помогать животным, ему интересны экологические проблемы или дети-сироты. Допустим, у него есть машина и час в неделю.

Потом, если, например, дети из какого-нибудь интерната приехали в Москву на ёлку и их надо подвезти и сопроводить, человеку поступает эта просьба, и он сам решает, откликаться на неё или нет. А человек, который просьбу оставил, потом отмечает: «проблема решена».

Наша основная задача? Часто бывает, что есть просьба о помощи где-то под Казанью, а помощь находится в Архангельске. И это – очень сложная логистика, которая делает решение очень дорогим. То есть, помимо часов нашей работы, эту, например, инвалидную коляску просто далеко и дорого везти.

Поэтому наша основная задача – чтобы о нас знали региональные некоммерческие инициативы, какие-то активные люди на местах. Чтобы, например, если просьба поступает из Питера, в Питере она и решалась. Потому что сейчас, если помощь везётся из Москвы – это лучший вариант.

Поэтому мы активно ищем, и на нас тоже выходят люди с мест. По сути, мы им просто даём инструмент для того, чтобы они могли эффективно работать».

А кто модераторы?

«Сейчас на портале есть один программист, который решает текущие вопросы. Несколько человек занимаются модерацией регулярно, ещё трое-четверо – реже. Это абсолютно добровольно. Если появляются какие-то новые люди – мы совершенно свободно пускаем их в свой коллектив.

В истории портала были даже свадьбы, правда, не между модераторами. Но мы все на них ездили в разные города и все в итоге перезнакомились и подружились. Сейчас общаемся онлайн регулярно, «вживую» – реже.

Кстати, у нас был программист и веб-дизайнер из Кагалыма, и я с ним познакомилась, только когда сама побывала в этом городе. То есть, человек отработал на пожарах и сказал: «Пока всё». А потом я приезжаю в Кагалым, а мне в одной из соцсетей пишут: «Ваш знакомый находится недалеко от Вас». Так мы познакомились лично спустя полтора года и сейчас продолжаем следить, что друг у друга происходит в жизни», – рассказывает Глафира Паринос.

Кстати, первое знакомство корреспондента с «Виртуальной рындой» состоялось в 2012 году, когда, кооперируясь ещё на одном портале, мы на всякий случай просчитывали способы доставки помощи в затопленный Крымск.

Потом было ещё наводнение-2013 в Хабаровском крае. Сейчас на платформе проекта есть карта помощи украинским беженцам. Хотя текущих просьб здесь всё-таки больше.

***

Вот такая она, сетевая демократия, способ кооперации неравнодушных людей. Впрочем, как видите, Интернет для них – это, главным образом, способ связи.

А «за жизнь» поговорить и «в реале» можно.

www.pravmir.ru

Change.org: «Как минимум одна петиция в день добивается изменений к лучшему»

Почти каждый из нас хоть раз в жизни подписывал петицию на сайте Change.org. Тем не менее мало кто знает, как функционирует проект и есть ли вообще смысл в петициях. Об этом Дмитрий Веселов расспросил директора Change.org по Восточной Европе и Центральной Азии Дмитрия Савелова.

— Дмитрий, расскажите историю Change.org. Как платформа появилась в России?

— В 2007 году выпускники Стэнфордского университета Бэн Рэттрей и Марк Димас сделали блог, где стали рассказывать о творящейся в мире несправедливости. Молодые люди быстро поняли, что этого недостаточно и для решения проблемных вопросов должны существовать конкретные инструменты. Так они придумали создавать петиции, которые благодаря информационным технологиям позволят людям быстрее и эффективнее организовываться и вместе воздействовать на определенную ситуацию. Этот формат привлек ребят тем, что он позволяет структурированно выражать свою мысль и направлять ее конкретному адресату. Поскольку инструмент оказался действенным, эстафету перехватили в других странах, и в 2012 году заработала русскоязычная часть платформы. При этом хочу отметить, что уже на тот момент сайтом Change.org пользовались двадцать тысяч россиян. Сегодня российских пользователей — двенадцать миллионов.

— Какова основная задача Change.org?

— Наша цель — предоставить людям эффективные инструменты для того, чтобы они могли изменять жизнь вокруг себя к лучшему. Как мы всегда говорим, успешные петиции успешны не потому, что собрали максимальное количество голосов, и даже не из-за вызванного общественного резонанса. Первым делом авторы петиций стараются консолидировать людей. Именно поэтому они постоянно рассылают своим подписантам дополнительную информацию или просят их помочь советами и идеями. По нашей статистике, все наиболее успешные кампании стали таковыми потому, что автор активно взаимодействовал с людьми. Есть петиции, которые собрали 300—400 тысяч подписей, но так и не дали результата. А некоторые требования набрали всего 500 или 1000 голосов, но произвели должный эффект. Так произошло потому, что инициатор договаривался со своими единомышленниками, кто будет обращаться в благотворительные фонды, кто напишет в прокуратуру, а кто, например, найдет адвоката.

Во всех наиболее успешных кампаниях автор активно взаимодействовал с людьми. Есть петиции, которые собрали 300—400 тысяч подписей, но не дали результата. А некоторые требования набрали всего 500 или 1000 голосов, но произвели эффект.

Вообще хочу отметить, что сегодня многие граждане, столкнувшись с какой-то проблемой или несправедливостью, сначала приходят на Change.org и только потом — в СМИ и государственные органы. Мне кажется, это правильный подход, поскольку, если на момент обращения к властям о ситуации уже знает много людей, замолчать ее становится сложнее. В общем, Change.org — стартовая площадка для некой гражданской инициативы, которая должна оперативно выйти за пределы сети, подтолкнуть людей к действию и решить проблему. Если же вопрос вновь становится актуальным, неравнодушные люди опять связываются на сайте и продолжают борьбу. Так было с петицией против закрытия детского дома № 2 в Саратове, которую подписало более 200 тысяч человек. Власти пообещали не трогать учреждение, но своего слова не сдержали. Тогда инициативные граждане вновь начали действовать.

— Расскажите о ваших пользователях.

Change.org — открытая, нейтральная платформа, где взаимодействуют люди самых разных взглядов и религиозной принадлежности. Если вы посмотрите на содержание петиций, то сами в этом убедитесь. Иногда бывает, что по одному и тому же вопросу появляется сразу несколько разных предложений. Так, например, произошло с известной историей, когда на Камчатке женщина не пропустила «скорую помощь» и пациент умер. Пользователи сразу же создали несколько кампаний. Одни требовали добиться уголовного преследования водителя, другие — приравнивания статуса медицинского автомобиля на дороге к полиции и так далее. То есть каждая группа лиц в зависимости от своего мировоззрения, социального статуса или жизненного опыта формирует определенную инициативу и с ней выступает.

Есть у нас и более точные данные. Мы проводили совместный опрос с Левада-центром и выяснили, что 72% наших пользователей имеют высшее образование, а 53% отметили, что подписанные ими петиции привели к улучшению ситуации. 44% пользователей в России приходятся на возрастную группу 25—39 лет, 29% — на возрастную группу 40—54 года. 55% пользователей Change.org — мужчины, 45% — женщины. Любопытно, что женщины реже создают петиции, но чаще добиваются успешных перемен.

© Change.org

— За последние несколько лет в России было немало случаев, когда людей, пытавшихся изменить жизнь вокруг себя к лучшему, объявляли «пятой колонной» или «агентами Госдепа». Кроме того, российские СМИ уже долгое время ведут настойчивую антизападную пропаганду, а серверы головного сайта Change.org находятся в США. Эти факторы как-то повлияли на работу платформы?

— Нет. Российское представительство Change.org развивается, и количество пользователей стремительно растет. В месяц на сайте регистрируется порядка 400—450 тысяч человек и создается свыше трех тысяч петиций, хотя раньше их количество не превышало полутора тысяч. Эти факты являются для нас главным индикатором того, что люди не боятся заявлять свои требования и верят, что их обращение сработает. На нас никогда не пытались давить или что-то в этом роде. Более того, мы очень рады наблюдать, как местные власти и крупные компании вроде Сбербанка или МТС регистрируются на портале, чтобы отвечать на различные обращения. Например, в декабре верификацию прошло Министерство здравоохранения, которое очень активно работает с профильными петициями. Change.org привлекает серьезные организации еще и тем, что здесь есть возможность организованно общаться с людьми и видеть, что их по-настоящему волнует.

— У вас есть дополнительные сведения о том, как часто петиции дают результат?

— В России как минимум одна петиция в день добивается изменений к лучшему. Вообще, если человек умеет правильно работать со своими единомышленниками, он может добиться серьезных успехов. Возьмем, например, Ольгу Петину из Самары. Она создала петицию, чтобы в школьных столовых ее региона детей не разделяли на богатых и бедных. Там была такая история, что ученики из простых и обеспеченных семей питались отдельно друг от друга, да еще и едой разного качества. Петиция Ольги собрала около 140 000 подписей, и в итоге подобную практику отменили. Опять же ключевую роль здесь сыграли конкретные действия вроде обращения к местным властям, экспертам и так далее. Люди и есть главный ресурс и залог успеха петиций — ведь именно они, а не их подписи, помогают авторам петиций победить.

44% пользователей в России приходятся на возрастную группу 25—39 лет. Женщины реже создают петиции, но чаще добиваются перемен.

Еще мне очень запомнилась кампания Ольги Рыбковской за право доступа в реанимацию родственников больных. Автора петиции в свое время точно так же не пускали к своему ребенку, и она была очень удивлена, когда выяснила, что эта проблема до сих пор актуальна. Дело в том, что запрета на посещение реанимации в России не было, однако больницы массово не разрешали это делать. Ольга собрала 370 000 подписей и провела множество различных акций. Например, попросила своих подписантов рассказать, были ли у них подобные случаи. Люди начали массово присылать свои рассказы, многие из которых оказались просто шокирующими. Вскоре инициативу подхватили соцсети. После этого интернет-приемные чиновников стали буквально заваливать обращениями. В результате Ольге удалось не только добиться нужного распоряжения Минздрава, но и сформировать группы волонтеров, юристов и психологов, которые будут помогать оказавшимся в подобных ситуациях.

Замечательную кампанию провел Антон Туляков. Незрячий молодой человек расширял свой круг общения и знания о мире через «ВКонтакте». Однако он быстро понял, что сайт совершенно не приспособлен для людей с ограниченными возможностями. Тогда Антон при поддержке 140 000 человек обратился к руководству платформы с просьбой сделать ее полностью доступной для незрячих. В ответ администрация «ВКонтакте» не только адаптировала сайт, но и пригласила молодого человека протестировать обновления. Подобных историй у нас накопилась масса, и я готов рассказывать о них часами.

— Можете привести какую-то статистику, что больше всего волнует россиян?

— Россиян уже давно и устойчиво волнуют здравоохранение, защита детей, охрана окружающей среды и права животных. Последняя тема вообще довольно эмоциональная, и по ней проходят очень громкие кампании. Вот это такие большие, стабильные блоки. Если говорить о недавних петициях, то много шума наделали история со скорой на Камчатке, передача Исаакиевского собора РПЦ и, конечно же, дело воспитательницы Евгении Чудновец, которая хотела привлечь внимание к издевательствам над ребенком, но в итоге сама оказалась в тюрьме. Вообще наша платформа наглядно показывает реакцию людей на происходящее в стране, и сейчас мы работаем над механизмом, который будет отображать наиболее активные темы и петиции.

Запрета на посещение реанимации в России не было, но больницы массово не разрешали это делать. Вскоре интернет-приемные чиновников стали буквально заваливать обращениями.

— Петиции россиян чем-то отличаются от требований жителей других стран?

— Мне периодически задают этот вопрос, поэтому я специально поинтересовался у своих зарубежных коллег, есть ли какие-то различия. Выяснилось, что глобальные темы у нас общие. Различия заключаются уже в особенностях того или иного государства. Например, жителей США в прошлом году волновали права афроамериканцев. В Германии обсуждали беженцев, а испанцы боролись за доступ к дорогостоящим лекарствам. Кстати, хочу отметить интересную тенденцию. В России кампании против домашнего насилия не так популярны, как в Индии или Америке, хотя для нашей страны эта проблема очень актуальна.

— А насколько точную информацию дает счетчик голосов? Ведь для того, чтобы подписать петицию, достаточно иметь электронную почту, а один человек может завести несколько email-адресов.

— Мы — большая международная компания, и почти половина наших сотрудников занимается вопросами защиты персональных данных и поиском фейковых адресов. У нас есть три уровня защиты. Первый круглые сутки сканирует все подписи на сайте и выявляет те, что кажутся системе подозрительными. Второй реагирует на деятельность аккаунтов-роботов, которых можно просчитать по чрезмерно высокой скорости подписывания петиций. Ну а на третьем уровне сотрудники отслеживают и анализируют любые сомнительные моменты, на которые указывает система безопасности. Поэтому иногда бывает так, что под какой-то петицией было 500 подписей, а через сутки стало 450. Это означает, что мы нашли накрученные голоса и аннулировали их. К личным данным пользователей компания относится не менее серьезно. Третьи лица не могут получить к ним доступ, к тому же в настройках сайта можно сделать так, чтобы ваше имя оставалось скрытым.

© Change.org

— По какому принципу происходит рассылка петиций?

— Платформа устроена таким образом, что чем больше вы подписываете петиций, тем проще нашей системе подобрать для вас более интересный контент. Сайт отслеживает, какими направлениями интересуется пользователь, и отправляет ему сообщения на схожую тему. Разумеется, от оповещений всегда можно отписаться. Добавлю, что человеку, который никогда не имел дела с Change.org, петиции прийти не могут. Это дело добровольное, и навязывать свою позицию мы никому не собираемся.

— И как вы планируете развиваться дальше?

— Недавно мы запустили Клуб друзей Change.org, благодаря которому люди смогут поддержать развитие платформы в России через небольшие ежемесячные взносы. Эти деньги пойдут на развитие сайта, создание новых функций, инструментов и гидов для пользователей. Русскоязычная команда Change.org состоит всего из двух человек, поэтому работы у нас очень много. Думаю, с помощью технических нововведений мы сможем оптимизировать силы и сосредоточиться на главном. Также в планах сделать мобильное приложение, тестовая версия которого уже существует.

Понравился материал?помоги сайту!

www.colta.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о